Людвиг-в-ж-ж (grosslarnakh) wrote,
Людвиг-в-ж-ж
grosslarnakh

Про ТРИЗ — 2, обнаружение системноинженерного мышления и про навык открывания языков

Продолжение поста про туман, надежно скрывающий от меня теорию решения изобретательских задач (http://grosslarnakh.livejournal.com/103400.html).

Я рад, что тот текст опубликовался: во-первых, комменты показали, что не мне одному изучение ТРИЗ напоминает лизание гранита, во-вторых, там есть несколько полезных ссылок, на третье в фб-комментах ребята смешно порубились про ненаучность инженерных эвристик — (https://www.facebook.com/grosslarnakh/posts/1228765210513010), но главным блюдом дня было прилетевшее письмо с ответом ровно на тот вопрос к вселенной, который я никак не мог сформулировать.

(Вообще за последнюю пару лет я понял, что ответы в мире есть уже на все, и самая большая проблема — четко задать вопрос; а когда вопроса не понимаешь — просто начинай выкрикивать теги в воздух, и мир тебе поможет.)

Как я сейчас понимаю, весь тот пост был совсем не про ТРИЗ, а вот про что: есть ли какая-то еще методика, помогающая осознавать сложные проектные задачи?

Один из читателей считал между строк и дал наводку на учебник Анатолия ailev Левенчука про системноинженерное мышление (http://techinvestlab.ru/files/systems_engineering_thinking/systems_engineering_thinking_2015.pdf).

Учебник говорит о том, что осмыслять проект можно по системе (по алгоритму, в языке), позволяющей обойтись без белых пятен и метода проб и ошибок. Научитесь думать про проекты вот так, и будете распутывать ваши запутанные клубки. ТРИЗ — лишь небольшая часть комплекса мышления, охваченного книгой.

Так как я соображаю медленно и плохо образован, и еще по одной причине, о которой ниже, то пока дочитал до середины и сделал паузу на адаптацию: надо покрутить новые слова на языке и научиться их к месту употреблять. Но уже даже первая половина книжки щедро отсыпала мне ништяков, раздвигающих границы (кстати, про ништяки, раздвигающие границы — сегодня ночью в предстоящей мне на пути Калифорнии легализовали марихуану, и поездка начинает приобретать некий новый игривый оттенок).

Буквально один абзац из сотни страниц: что когда достигнут предел использования метода, то решения, позволяющие зайти дальше, будут контринтуитивны. Иллюстрация: до 1968 года спортсмены совершали прыжки в высоту, поднимая ноги «ножницами»; когда предел был достигнут, появился абсолютно неинтуитивный способ прыгать, оказываясь у планки спиной.



(Еще иллюстрация контринтуитивного решения: в системах записи цифр типа римской умножать и делить очень нелегко, а легко становится, лишь когда появляется контринтуитивное решение — что для ноля тоже должен быть символ, хоть ноль это и «ничего». Дальше появляются алгебра и космические корабли).

Похоже, контринтуитивность в системноинженерном мышлении — аналог тризовской «еретичности решения», только сформулировано поточнее.

Классно, что много внимания уделено любимым мной языкам, решающим задачи.

Поясню примером из Щедровицкого, который регулярно упоминается к Левенчука:

«Такого типа задачу решал Архимед. Перед ним стояла задача определения площадей, описываемых произвольными кривыми. Здесь нужны сложнейшие методы дифференциального и интегрального исчисления. А он находил соотношение этих площадей очень просто: он брал куски толстой бычьей кожи, вырезал из них соответствующие фигуры, взвешивал их и таким образом находил решение. А найдя решение, он потом искал формулу, чтобы выразить эти найденные отношения.

Итак, в чем же состоит решение задачи? Повторяю еще раз: оно состоит в том, что мы находим язык, в котором решение очевидно. А найдя такой язык, мы потом переводим его в другой язык, в другую языковую форму, в которой нам нужно получить ответ. А достигается это за счет того, что в мышлении есть много параллельных процессов, из которых одни разворачиваются в вещах, другие в замещающих их знаках. Поэтому поиск решения задачи всегда есть как бы возгонка по языкам, пока мы не дойдем до языка, где решение очевидно, а потом начинается движение назад.
»

Еще пример языка, дизайнерски-навигационный: концепция комнат и коридоров, разбивающих все пространство на области, при переходе между которыми меняется задача и суть навигации. Этот язык сильно облегчает задачу размещения указателей в любом пространстве.

* * *

В общем, уровень материала сильно превосходит мой нынешний, и мозг урчит.

Но я остановился на середине не только поэтому. Дело в том, что у книги есть проблема и она, видимо, кроется в том, что это — опорный учебник курса. Настолько, насколько мне нравятся некоторые единицы смысла, настолько же занудно повествование. Ясно, что тема непроста, но мир видал вещи и посложнее, приготовленные живым научно-популярным языком без скатывания в дебилизм. Впрочем, это говорит человек, который ни одной книги не написал, а создание задачников и переписывание объемистых учебников на легкий и быстрый язык — тяжелый труд. Да и даже несмотря на дубовую редактуру, книга прокачивает умение думать, так что ее можно смело советовать.

И вот наконец после прелюдии мысль, занимающая меня сейчас.

Ядро книги посвящено тому, что есть а) язык системноинженерного мышления, и б) не изобретайте великов и учите этот язык, его знание поможет вам решать задачи. Это действительно круто, но напрямую противоречит моим ощущениям.

В последнее время думаю о том, что высшая ценность — это умение самостоятельно открывать языки для решения задач.

Чтобы поймать ощущение, я придумал пример. Предположим, во дворе есть два мальчика: однажды они решают придумать свой собственный тайный язык. Начинаются фан и открытия, несколько дней буйной радости, экльбельмеш учняжка и все такое. Спустя несколько дней присоединим к ним третьего мальчика, которого два создателя принимают в игру и объясняют, как на тайном языке разговаривать. Классная игра, но в отношении ребят к языку есть разница, и она в том, что для первых двух этот язык — открытие и детище, решение, а для третьего — чужая данность. Первые мальчики могут делать с системой что хотят, и править ее, и гордиться ею, а у новичка как будто по умолчанию отсутствует некоторое важное право.

Еще пример: чуваки, придумавшие систему записи цифр с нулем, наверняка наслаждались решением примеров на умножение, а школьник, которому спустя несколько тысяч лет нужно прорешать примеры с 317 по 325 — нет. Чужой язык, чужие правила, скука.

И вот мне кажется, что высшая ценность для решателя задач — умение не только говорить на открытых другими ребятами языках, а чувство, каким должен быть язык решения, и где его искать. Конечно, люди бывают разные, и кому-то наверняка комфортнее, когда рамки уже заданы, но я чувствую, что решать примеры — это далеко не то же самое, что уметь первооткрывать решательные языки.

Очень умные ребята приносят тебе открытый ими язык, и говорят — на, используй, нам не жалко. Но главный вопрос такой: если всю жизнь лишь учить чужие языки, не атрофируется ли способность придумывать свои?

Я не говорю, что учиться не нужно, но мне интересно, как вообще тренировать способность находить решения в бычьих шкурах.


Tags: Архимед, Левенчук, ТРИЗ, Щедровицкий, решение задач, системноинженерное решение, язык
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments